Современные "поэтические" литературные премии: открытие новых имен или чествование поэтов-лауреатов?

7 октября в РГГУ возобновился цикл вечеров «Траектория чтения» - старейший из подобных проектов ЦНРЛ, реализуемый совместно с АСТ. Вечер «Современные "поэтические" литературные премии: открытие новых имен или чествование поэтов-лауреатов?» состоялся также в рамках Биеннале поэтов в Москве, открытого во вторник. В гости к студентам пришли куратор поэтической премии «Московский счёт» и президент Биеннале поэт Евгений Бунимович и Андрей Коровин, координатор Волошинского фестиваля и одноименной премии в Коктебеле.

Во вступительном слове Дмитрий Бак пояснил, что сам также представляет поэтическую премию, являясь членом жюри премии «Поэт». Затем проректор РГГУ задал спикерам вопрос: поэтическая премия должна открывать новые имена, формировать определённый круг носителей «знака качества» или премировать известных поэтов по совокупности заслуг? Вакансия официального поэта должна быть пуста, иначе создаётся угроза для творческой свободы, считает Бак.

Евгений Бунимович ответил, что поэт – вообще крайне размытая категория. В России исторически сложилось, что поэтом считают не любого человека, пишущего стихи. Но при этом сейчас поэт не имеет никакой рекламы и популярности, и историческая задача «истину царям с улыбкой говорить» дискредитирована безразличием «царей». Затем Бунимович рассказал о премии «Московский счёт». По его словам, любая премия сталкивается с проблемой ротации жюри. Поэтому Бунимович, придумывая свою премию, решил составить жюри из всех московских поэтов, которые голосовали бы за три лучших, на их взгляд, вышедшие за год в Москве поэтические книги. Таким образом, «Московский счёт» – это «цеховая» премия с абсолютно закрытым голосованием – чтобы поэты друг друга не перебили, узнав, кто за кого голосует, пошутил Бунимович. При этом он обратил внимание публики на то, что постоянно наряду с большой премией вручается премия за лучший дебют и ряд спецпремий – в тех случаях, например, если две книги одного автора по отдельности не набирают голосов для победы, но вместе оставляют позади конкурентов. Бунимович перечислил лауреатов большой премии «Московского счёта»: это поэты Елена Фанайлова, Юлий Гуголев, Мария Степанова, Ирина Ермакова, Сергей Гандлевский, Мария Галина, Владимир Гандельсман, Максим Амелин и Дмитрий Веденяпин, отметив, что нет совпадений с выбором премии «Поэт». Кроме того, Бунимович рассказал, что спонсор премии, компания «Эконика», в последние годы даёт свою специальную премию. И, к удивлению профессионалов, выбор спонсора вполне достойный: спецпремию получали Сергей Стратановский, Ирина Ермакова и Анатолий Найман.

Дмитрий Бак возразил, что, несмотря на различия в выборе, обе премии – и «Поэт», и «Московский счёт» - наградили за годы существования поэтов, обязательных к прочтению, сформировав некий круг тех, кого нужно знать читателю. Вслед за этим слово взял Андрей Коровин. Он сразу заявил, что все поэтические премии несправедливы и делятся, по его мнению, на три категории: премии за выслугу лет («Поэт», Государственная премия), премии волей случая («Триумф») и премии для своих («Московский счёт»). Когда премия, созданная Бунимовичем, только появилась, Коровин написал статью с критикой слабых мест премии, которую до сих пор считает актуальной. Во-первых, странным представляется категория «московский поэт»: ведь прописку у голосующих никто не спрашивает. Во-вторых, обновление списка голосующих происходит по непонятной системе: почему, например, в него не включаются автоматически лауреаты премии «Дебют»? Наконец, Коровин отметил, что не голосует целый ряд поэтов, признанных в определённых кругах – например, близких к «Вавилону» Кузьмина или признанных «Литературной газетой» почвенников. Непонятно ещё, где гарантия, что голосовавшие поэты прочли все книги, а не десяток, из которых выбрали трёх фаворитов.

Затем Коровин рассказал о Волошинской премии. Она вручается уже 4 года в двух номинациях: за лучшую поэтическую книгу года и за вклад в культуру. Лауреатами в первой номинации, премия в которой один раз не вручалась, становились Андрей Поляков, Алексей Переверзин и Мария Ватутина. Номинировать на премию имеют право издательства, литературные клубы, творческие союзы, критики. Лауреата определяет жюри из критиков под руководством большого поэта (в разные годы это были Юрий Кублановский, Евгений Рейн, Бахыт Кенжеев). Кроме того, два года действует и студенческое жюри, которое присудило свои премии Михаилу Свищёву и Андрею Василевскому. Это совместный проект Волошинского фестиваля и ЦНРЛ. В перспективе, сообщил Коровин, студенческая премия может стать международной, когда в жюри будут входить студенты-слависты из Украины, Белоруссии, Польши, и вообще выделиться в самостоятельную награду.

Дмитрий Бак резюмировал выступление Андрея Коровина, заявив, что согласен с консервативностью «Московского счёта», показанную спикером. После этого гостям задали свои вопросы студенты. Их интересовало, наступят ли времена большей популярности поэзии. Бунимович ответил, что именно сейчас поэзия занята своим делом – то есть самой собой, от неё не требуют быть «больше, чем поэзией». Однако поэзия, не являясь форматом для издательств, лучше приспособлена к Интернету и новым медиа – например, в последние годы очень популярны поэтические видеоклипы. Так что для поэзии со смертью бумажной книги может придти время расцвета, заявил Бунимович. Затем был задан вопрос о том, какая система стихосложения победит – верлибр или традиционная силлабо-тоника. Андрей Коровин уверенно заявил, что верлибр в ближайшее время вытеснит стихи с ритмом и рифмой, а через столетие всё вернётся. Бунимович же выдвинул предположение, что у силлабо-тоники есть ещё резерв сопротивления материала, который позволит ей сохранить лидирующие позиции. Кроме того, он предсказал расцвет силлабического стихосложения, не получившего в ХХ веке такого развития, как тоническое.

Два абсолютно разных, во многом несогласных поэта и литературтреггера в РГГУ показали студентам, что поэзия продолжает двигаться вперёд. И какими бы ни были литературные поэтические премии, какие бы цели они не преследовали, они также способствуют этому позитивному движению.

Кирилл Гликман